Бренды
О компании
Каталог

Посевы новой волны

Журнал «Эксперт» №3 (737) от 24 янв 2011, 00:00

Треть всех реальных инвестиций с августа по октябрь 2010 года обеспечили проекты в агропроме и пищевой промышленности. Точно так же начиналась инвестиционная волна 1999–2008 годов

С августа по октябрь 2010 года в России заявлено, начато или запущено почти 60 инвестиционных проектов на сумму 10,3 млрд долларов. По сравнению с предшествующим исследованием мы имеем 15-процентное падение по количеству проектов и 58–процентное падение по номинальному объему инвестиций. Какой вывод из этого можно сделать?

Множество статистических показателей в экономике носят ярко выраженный сезонный характер — их значения в какие-то месяцы из года в год предсказуемо растут, в какие-то — не менее предсказуемо падают. Причины сезонности могут быть разными. Например, природно-климатическими (урожай собирают в конце лета и осенью), или календарными (замирание в торговле в праздники и каникулы), или даже бухгалтерскими (большая часть инвестиций фиксируется не во время их реального осуществления, а на момент закрытия годовых балансов предприятий). Закономерен вопрос: что мы увидим, если сделаем поправку на сезонность, точнее — устраним фактор сезонности с помощью статистических методов? Ответ очень простой: мы увидим тенденцию. В некоторых случаях она видна совершенно отчетливо, именно так обстоит дело и в нашем случае при расчете инвестиционной активности по числу проектов (см. график 1). Налицо небольшой сезонный спад инвестактивности и явный тренд к росту числа проектов.

Запутаннее ситуация с исчислением инвестиционной активности по объему вкладываемых средств. В нашем исследовании мы получаем поквартальный номинальный объем инвестиций простым сложением инвестиций по каждому из проектов. Сравнивать напрямую этот показатель данного квартала с показателем предыдущего не всегда корректно. Во-первых, в силу наличия заявленных, но не начатых проектов. Во-вторых, в силу того, что инвестиции по отдельным проектам в реальности размазываются на несколько лет. В первом нашем исследовании мы обещали читателям по истечении года наблюдений построить динамический ряд реальных инвестиций, подобно тому, как это делает Росстат. Для этого мы реконструировали распределение реальных инвестиций по временной шкале по каждому из найденных нами за год 196 проектов. И получили почти прямолинейный график с убывающим потоком инвестиций со скоростью примерно 3% в квартал. Однако необходимо было учесть и то, что с течением времени объем информации об инвестиционной активности предшествующих периодов увеличивается. Иными словами, с каждым новым исследованием мы умножаем свои знания по более ранним периодам, за счет чего по ним увеличивается и известный нам объем инвестиций. Наши попытки «поправить» данные с учетом сказанного пока не увенчались успехом: скорость роста инвестиций получается порядка 30–40% в квартал, что, по всей видимости, не соответствует действительности. Судя по всему, оценить рост (падение) реальных инвестиций по методологии нашего исследования мы сможем не ранее чем через два-три года после его начала. Пока же очевидно следующее.

Первое: реальные инвестиции имеют ярко выраженный сезонный характер, однако их сезонность (климатическая) отличается от той, что следует из данных Росстата (бухгалтерская). Второе: по состоянию на октябрь 2010 года мы имеем рост инвестиционной активности и рост объемов инвестиций.

Что посеешь, то и пожнешь

Основная выявленная нами тенденция — бурный рост количества инвестпроектов в агропроме и пищевой промышленности в конце прошлого лета — начале осени (см. график 2). С одной стороны, можно утверждать, что инвестиции хлынули в АПК и пищевку, потому что в этих отраслях у России есть конкурентные преимущества мирового уровня (те же черноземы и полноводные реки). С другой стороны, понятно, что инвестиции идут и в импортозамещающие производства, наиболее востребованные рынком и потребителями.

Если эта тенденция получит развитие, то можно будет с уверенностью говорить о том, что мы вступаем в очередной цикл развития экономики.

Этот вывод основан на исследовании инвестиционного процесса в Центральном федеральном округе в 1999–2008 годах, проведенном одним из авторов данного обзора — Василием Лебедевым. Результаты исследования показывают, что инвестиционная спираль раскручивается следующим образом: сначала массовые инвестиции приходят в пищевку (самую простую, некапиталоемкую и быстрооборачиваемую отрасль), затем — в производство стройматериалов, после чего — в машиностроение потребительской направленности (преимущественно в производство бытовой техники) и автопром. Что касается инновационно-емких отраслей, то за предыдущее десятилетие серьезных вложений в них не было. Запускались, конечно, отдельные проекты в фармотрасли и электронике, но они не стали признаком устойчивой тенденции.

Вполне вероятно, что новый циклический рост экономики пройдет по тому же инвестиционному сценарию. Таким образом, выявленный нами всплеск в АПК и пищепроме свидетельствует о приближении системной инвестиционной волны, которая затронет потребительские отрасли с более высокой добавленной стоимостью. А поскольку основным драйвером нынешнего всплеска в сельском хозяйстве и пищепроме служат дешевые деньги госбанков, возникает проблема переноса этих форм госстимулирования инвестиций в иные сектора экономики.

Агропром и пищепром

Итак, появился новый лидер. До этого момента три раза подряд в инвестобзорах пальма первенства по номинальному объему инвестиций принадлежала химпрому. Теперь агропром и пищепром лидируют не только по количеству проектов, как было прежде, но и по объему вложенных денег. На эти отрасли пришлось 22 проекта на сумму 3,7 млрд долларов — и по количеству, и по объему инвестиций это больше трети от всех проектов.

Новая отличительная особенность проектов АПК и пищепрома — высокая капиталоемкость. Если раньше средний объем инвестиций в один проект здесь составлял 80 млн долларов, а то и меньше, то сейчас превышает 160 млн долларов. Есть и вовсе выдающиеся примеры: скажем, агропромышленный холдинг «Мираторг» собирается вложить в новое строительство почти миллиард долларов — огромная сумма даже по мировым меркам.

АПХ «Мираторг», принадлежащий братьям Виктору и Александру Линникам, похоже, решил стать крупнейшим производителем мяса в России. Компания уже приступила к строительству ферм по разведению крупного рогатого скота в Брянской области. На очереди собственное комбикормовое производство и завод по убою скота. Все это потянет на 800 млн долларов. Комментарий Вадима Котенко, вице-президента по финансам компании «Мираторг»:

— По говядине это крупнейший проект в России. Сегодня только 2 процента поголовья можно отнести к мясным породам, остальные 98 процентов — низкопродуктивное молочное стадо, то есть производство говядины фактически является второстепенным процессом при производстве молока. При этом более 60 процентов поголовья и производства мяса в России приходится на личные подсобные хозяйства, которые неспособны обеспечить ни высокую товарность, ни стабильность поставок скота на бойни, ни стабильность качества. Мы же фактически первыми выйдем на этот рынок с крупными объемами и станем на нем лидером.

Если по говядине компания только собирается стать лидером, то на рынке свинины ее лидерство уже свершившийся факт. По данным Национального союза свиноводов за 2010 год, на рынке свинины доля «Мираторга» составляет 7,2% от всего производства индустриальной свинины (около половины от всего производства свинины, остальное приходится на личные подсобные хозяйства). Компания собирается построить еще четыре свинокомплекса в Курской области и девять — в Белгородской. Благодаря этим инвестпроектам в «Мираторге» планируют к концу 2012 года удвоить свою долю на рынке.

Пока в Брянской и Курской областях радуются первым значимым успехам в привлечении крупных инвесторов в сельское хозяйство, в Ставропольском крае уже происходит бурный рост производства. Ну где же развиваться этим отраслям, как не в южных регионах страны? Компания «Агрико» ввела в строй мясокомбинат стоимостью 40 млн долларов. С его запуском завершается формирование вертикально интегрированной цепочки — таким достижением не могут похвастаться даже лидеры отрасли. У «Агрико» есть собственные земли, где выращивается зерно, собственные элеваторы, где зерно хранится, комбикормовый завод, производящий комбикорма для свиней, выращиваемых в собственном свинокомплексе, а теперь появился и свой мясокомбинат, где свинина перерабатывается в колбасу, которая поставляется конечному потребителю. Компании понадобилось более десяти лет, чтобы выстроить цепочку.

Как известно, на сложных рынках, в условиях несформировавшихся прочных рыночных отношений игроки обычно стараются придерживаться самодостаточности в рамках одной вертикально интегрированной структуры, надстраивая в ней этаж за этажом и превращаясь, таким образом, в мощную, имеющую широкие лоббистские возможности бизнес-группу. Такова и российская специфика. Но приходящие к нам иностранцы привыкли к другому подходу в ведении бизнеса — к специализации в своей узкой нише, ведь им крайне сложно воздействовать на окружающую их институциональную среду. Вот только один пример из опыта германской Agravis Raiffeisen AG. (Заметим, к слову, что компания сейчас не имеет общих акционерных связей с банком Raiffeisen, хотя исторически бизнес обеих структур связан с Фридрихом Райффайзеном, принимавшим непосредственное участие в становлении их бизнесов в XIX веке.) Немецкие менеджеры из Agravis Raiffeisen начали строить небольшой комбикормовый завод на границе Ставропольского и Краснодарского краев и Ростовской области весной 2008 года. Заручились поддержкой местной администрации и думали, что все пойдет как по маслу. Но все оказалось не так гладко, хотя комбикормовый завод был запущен практически в срок. Конрад Фальк, гендиректор «Райффайзен Агро» (российская «дочка» Agravis Raiffeisen AG) никак не мог понять, почему его компания отсутствует в списках на получение льготных кредитов (см. «Чего не знал немец Фальк»), ведь местные чиновники обещали с этим помочь. Кредитов не было, а строительство комбикормового завода уже шло полным ходом на средства материнской компании. Фальк долго ходил по кабинетам, пытаясь дотянуться до обещанных денег, но так ничего и не добился.

Если в АПК доминируют российские структуры, которым проще добиться благосклонности и дешевых кредитов от госбанков, то в пищевой промышленности правят бал иностранцы. Отметим два крупных инвестпроекта, запущенных в Калужской области. Оба реализовали южнокорейские инвесторы: Korea Tobacco & Ginseng Corporation построила сигаретную фабрику за 160 млн долларов, а Lotte Confectionery — кондитерское производство за 100 млн. В продуктовой линейке табачной фирмы нет широко известных брендов, а вот Lotte Confectionery (входит в многоотраслевой конгломерат Lotte Group с ежегодным оборотом более 30 млрд долларов) является производителем широко известного в России глазированного шоколадного печенья Choco-Pie.

Почин южнокорейских коллег поддержали инвесторы из Великобритании и США. Речь идет о проектах транснациональных монстров, не первый год присутствующих на российском рынке. Британская SABMiller запустила новый пивоваренный завод в Ульяновске за 240 млн долларов, немного приблизившись ко второй компании на российском рынке — Anheuser-Busch InBev. А американская PepsiCo открыла в Азове Ростовской области новое производство чипсов. На рынке чипсов в нашей стране у PepsiCo нет серьезной конкуренции, а запуск нового завода продиктован желанием компании полностью обеспечить южные регионы собственными чипсами и не возить этот легкий продукт за тысячу километров, от чего существенно падает рентабельность продаж.

Еще один заметный проект реализует компания «СИ Групп», российско-итальянский производитель макарон. В городке Балашов Саратовской области строится совершенно новая макаронная фабрика, оснащенная даже мельничным производством. Комментарий гендиректора и совладельца «СИ Групп» Андрея Гурова:

— Вкус макарон определяется не столько количеством, сколько качеством белков. Состав итальянских макарон сбалансирован, содержит больше незаменимых, несинтезируемых организмом человека аминокислот. В селекции большинства советских сортов пшеницы внимание уделялось лишь количеству белков при, мягко говоря, спокойном отношении к их составу и качеству. Новые сорта пшеницы гораздо ближе по своему качеству к стандартам пшеницы для макаронных изделий, но их явно недостаточно для всего российского рынка. Поэтому нам самим приходится вкладываться в селекцию, в частности сотрудничаем с Институтом Юго-Востока — лидером в селекции твердых сортов пшеницы. Качество макарон определяется и технологической скрупулезностью при производстве как муки, так и макарон, для чего требуется самое современное оборудование.

Нефтепереработка и химпром

Отрасль — лидер предыдущих инвестобзоров на этот раз заняла второе место по показателю номинального объема привлеченных инвестиций (пять проектов на 2,7 млрд долларов).

В нефтеперерабатывающей отрасли, похоже, набирает обороты масштабная модернизация старых советских заводов. В частности, НПЗ активно инвестируют в новые установки, позволяющие резко увеличивать выход светлых нефтепродуктов, в первую очередь моторных топлив — качественного дизтоплива и авиакеросина, высокооктанового бензина. В большинстве своем такая модернизация является формой текущей деятельности (так называемая отложенная амортизация), поэтому соответствующие проекты мы не включаем в наш обзор. Однако в ряде случаев эта модернизация выходит за обычные рамки, поскольку сопрягается с использованием принципиально нового оборудования — и соответствующие проекты попадают в наш список. Таковы, например, инвестпроекты «ЛУКойла» в Кстове и компании «Альянс» на Хабаровском НПЗ. Каждый тянет больше чем на миллиард долларов. Продолжение и укрепление этой тенденции будет означать, что российские нефтяные компании повернутся лицом к конечному потребителю на внутреннем рынке. Это очень важно, ведь наш рынок бензина и авиакеросина скоро почти не будет отличаться от зарубежного — низкокачественное топливо в структуре потребления будет замещено высококачественным.

В обзор впервые за год наших исследований попали два проекта из сегмента производства парфюмерных и косметических средств. Инвестиционную активность проявили пока только иностранные компании. Французская L’Oreal запустила в Калужской области свой первый российский завод стоимостью 39 млн долларов, на котором будут производиться шампуни, кондиционеры и краски для волос. «Наш завод в Ворсине будет играть ключевую роль в удовлетворении растущего спроса как на российском рынке, так и в странах ближнего зарубежья», — заявил гендиректор L’Oreal в России Пека Хуттунен. Мы же со своей стороны добавим, что 40 млн долларов — это весьма скромная сумма по сравнению с оборотом компании в России (800 млн долларов). Более адекватны инвестиции шведской Oriflame, которая только начинает строительство производственно-логистического комплекса в Подмосковье за 200 млн долларов. Тут будут производиться шампуни, гели для душа, кондиционеры и роликовые дезодоранты. Отметим, что объем инвестиций составляет треть от годовой российской выручки компании в 2009 году (более 600 млн долларов). Продажи в России обеспечивают 40% оборота всего холдинга. Неудивительно, что шведы в отличие от французов решились на серьезную локализацию производства.

Машиностроение

Среди машиностроительных проектов по-прежнему лидирует автопром. После волны запусков новых автомобильных предприятий в 2007–2010 годах (см. «Теперь они все здесь» в № 18 «Эксперта» за 2010 год) мы наблюдаем аналогичную волну и по запускам производств автокомпонентов. Канадская Magna наконец открыла в Калуге производство компонентов для построенных поблизости автозаводов Volkswagen, Peugeot-Citroen и московского Renault. На своей фабрике канадцы будут выпускать бамперы, решетки радиаторов и рамы панели приборов.

Если в калужско-московском автокластере частные проекты развиваются без сучка и задоринки, то в Поволжье без бюджетных и государственных денег сегодня никуда. Компания «Соллерс», в феврале прошлого года сразившая экспертов и аналитиков авторынка заявлением о строительстве в Набережных Челнах совместно с итальянской FIAT завода мощностью 300 тыс. автомобилей и просившая Владимира Путина лично посодействовать в получении кредитов от госбанков на 2,1 млрд долларов, за прошедший год понимания на кредитных комитетах ВЭБа и ВТБ так и не нашла. Зато «Соллерс» уже добилась одобрения в одном из госбанков кредита на штамповочное производство в ОЭЗ «Алабуга» в размере 110 млн долларов. Похоже, в «Соллерсе» взяли на вооружение принципы «будьте реалистами — требуйте невозможного» и «проси намного больше — получишь сколько надо».

Гораздо менее затратные, но более вероятные в плане исполнения проекты демонстрирует компания «Марр Капитал», принадлежащая Ралифу Сафину, бывшему вице-президенту «ЛУКойла» и сенатору от Алтая. В Туле на площадке «Комбайнмашстроя» скоро должно начаться производство автобусов и грузовых автомобилей под маркой Hyundai. В соответствующее отверточное автосборочное производство «Марр Капитал» планирует вложить 33 млн долларов. Весной 2010 года компания уже запустила подобное производство в Кемеровской области. Помимо этих двух заводов «Марр Капитал» планирует построить еще три. Если это ей удастся, она сможет стать заметным игроком на рынке бюджетных автобусов и грузовичков.

Стройматериалы и стекольная отрасль

Здесь реализовано семь проектов на без малого 750 млн долларов. Примечательно, что нет ни одного объекта, расположенного вблизи мегаполисов — Москвы и Санкт-Петербурга. Похоже, что при существующих объемах строительства жилых домов столичные рынки в целом оказались насыщены стройматериалами как по объемам, так и по ассортименту.

Отметим два завершенных проекта в Свердловской области. Итальянская Buzzi Group, которой принадлежит цементный завод в Сухом Логе, в августе ввела в строй новую линию мощностью 1,1 млн тонн цемента (сопоставимо с новым производством) и стоимостью 360 млн долларов. За этим запуском должна последовать череда открытий новых цементных производств (подробнее об этом см. «Герои нового времени» в № 50 «Эксперта» за 2010 год). Еще одно предприятие в Свердловской области, «Ураласбест», успешно запустило новое производство теплоизоляционных изделий с объемом инвестиций 80 млн долларов.

«Ураласбест» — ведущий мировой производитель хризотилового асбеста с 24-процентной долей на мировом рынке. Все последние годы он ищет пути диверсификации бизнеса. Это вызвано тем, что в Европе и США практически полностью отказались от использования асбеста. Двум крупнейшим мировым производителям этого волокнистого материала, «Ураласбесту» и «Оренбургским минералам», удалось на какое-то время переориентироваться на поставки в Азию, в первую очередь в Китай и Таиланд. Но прошлым летом китайцы также начали постепенно отказываться от российского асбеста, чтобы оградить от импорта собственных производителей. Понимая все эти тенденции, «Ураласбест» решил диверсифицироваться. Одно из направлений диверсификации — производство щебня (до кризиса давало до 20% выручки компании). Вторым направлением, похоже, станут теплоизоляционные материалы. Ввод в строй нового завода может означать, что один из самых угрюмых моногородов России — Асбест Свердловской области — получит шанс на выживание, несмотря на медленное умирание асбестового рынка.

Торговля

Крупные сетевые структуры, работающие в формате гипермаркетов и торгово-развлекательных центров, продолжают проникать в регионы. Правда, в наших обзорах они не частые гости, поскольку объем инвестиций в один типовой супермаркет, скажем, «Пятерочки» или «Магнита», не дотягивает до 15–20 млн долларов. Этот «уровень отсечения» с лихвой перекрыли проекты Auchan и «Ташира». Последний особенно отличился. «Ташир» построил торгово-текстильный центр в Иванове за 70 млн долларов. По задумке компании, это будет крупная торгово-выставочная и оптово-распределительная площадка для представителей текстильной отрасли России, Турции, Китая и стран Средней Азии. Еще один проект с объемом инвестиций 40 млн долларов «Ташир» запустил в Туле.

Горнодобывающая отрасль

Наблюдается оживление и в горнодобыче — одном из флагманов российской экономики. Здесь собрались проекты на любой вкус: золото- и углеобогатительные фабрики, апатитонефелиновый ГОК и медный рудник. Эти четыре проекта потянули на 670 млн долларов. Некоторые из них поражают воображение тем, что строятся в регионах Крайнего Севера в тяжелейших климатических, геологических и транспортных условиях.

Крупный производитель минеральных удобрений «Акрон» ведет реализацию проекта Олений Ручей в Мурманской области. Объем инвестиций — 400 млн долларов. Столько в «Акроне» готовы заплатить за сырьевую безопасность заводов по производству сложных удобрений в Новгороде и Дорогобуже, составляющих основной бизнес компании. Сергей Федоров, вице-президент по развитию горно-химического производства «Акрона» и председатель совета директоров ЗАО СЗФК («дочка» «Акрона», созданная специально для разработки месторождений Олений Ручей и Партомчорр), рассказал «Эксперту» об этом проекте:

— Сейчас годовая потребность российских заводов группы в фосфатном сырье составляет около 700 тысяч тонн апатитового концентрата. В 2013 году мы планируем запустить первую очередь ГОКа, его мощность составит 970 тысяч тонн. То есть на начальном этапе мы будем почти полностью потреблять все производимое сырье. Наличие собственной сырьевой базы позволит гарантировать бесперебойные поставки сырья на предприятия и обеспечит независимость от монопольных производителей. Затраты на апатитовый концентрат составляют треть производственной себестоимости азофоски, сложного минерального удобрения. Соответственно, контролируя эту часть затрат, мы сможем ограничить рост себестоимости.

Если высокая мировая конъюнктура заставила «Акрон» обратить свое внимание на месторождения Мурманской области, то крупнейший российский производитель серебра «Полиметалл» забрался еще дальше — на Чукотку. «Полиметалл» продолжает расширять золотое направление бизнеса, скупая лицензии на месторождения золота по всему СНГ и инвестируя в новые активы солидные суммы. Так, на Чукотском месторождении золота Майское, недалеко по местным меркам от городка Певек, строится обогатительная фабрика за 170 млн долларов. Фабрика будет давать упорный концентрат, который предполагается перерабатывать на строящемся в Хабаровском крае Амурском гидрометаллургическом комбинате. Отметим, что по итогам 2010 года золото стало основным бизнесом «Полиметалла»: за год компания увеличила выпуск золота на 43% — до 444 тыс. тройских унций, а выручку — до 922 млн долларов. Таким образом, доля золота в выручке составила 60%.

Металлургия

Здесь реализуется два проекта на сумму чуть более 100 млн долларов. Отметим один из них. Малоярославская компания «Агрисовгаз», принадлежащая «Стройгазконсалтингу», строит завод по нанесению антикоррозионного покрытия на поверхность металлоизделий и металлоконструкций методом горячего цинкования. Такая продукция в последнее время стала весьма востребована рынком, однако в России объемы выпуска были минимальными. Новое производство «Агрисовгаза» стало в данном секторе одним из первых импортозамещающих проектов. Отметим, что в этот сегмент рынка сейчас активно инвестируют и другие игроки, в частности отраслевые лидеры. Так, в декабре ввела в строй соответствующее производство «Северсталь». Продукция калужского завода «Агрисовгаза» идет на инфраструктурные проекты, такие как строительство нового выхода на МКАД с федеральной автодороги М1 «Беларусь» и строительство на территории России берегового участка морского газопровода Nord Stream.

Мебель, фармацевтика, электроника

Для США и Китая с инвестиционной точки зрения эти отрасли являются традиционными. У нас же проекты в них пока остаются исключительными. Но тем дороже их появление в наших инвестобзорах. В нынешнем обзоре таких три.

Самый технологически простой, но от этого не менее редкий и интересный реализует в Красноярске компания «Мекран» на деньги ВЭБа. Объем инвестиций для мебельной отрасли колоссален — 180 млн долларов! Таким образом, «Мекран» претендует на лидерство в отрасли и хочет стать оплотом в борьбе против импорта (подробнее об этом проекте см. «Государство инвестирует в мебель» в № 45 «Эксперта» за 2010 год).

Проекты из фармацевтической отрасли в наших обзорах были, но все они находились в зачаточной стадии развития и финансирования. Наконец появился и полноценный производственный проект: компания «Рафарма» строит в особой экономической зоне Тербуны в Липецкой области фабрику по производству антибиотиков. Проект также реализуется на деньги ВЭБа, на март этого года запланирован пуск первых линий.

Третий проект — в электронной отрасли, самой технологичной в мире и наименее развитой в России. Поэтому тут радуют любые подвижки. Вообще, заводов по производству современной электроники в нашей стране наперечет. Но «Электронно-вычислительные информационные и инструментальные системы» (ЭЛВИИС) пока и не собираются заходить в эту нишу, уж очень дешево и качественно электронику делают в Юго-Восточной Азии. Развитие собственного производства в России для компании — отдаленная перспектива. Сейчас же ЭЛВИИС совместно с «Роснано» будет организовывать в Зеленограде дизайн-центр по разработке микросхем. По расчетам компании, основная часть добавленной стоимости конечного продукта будет создаваться именно здесь, в России. Это будут ноу-хау в проектировании конечных устройств. Весь проект оценивается в 94 млн долларов. На базе разработок будущего дизайн-центра в перспективе планируется создание линейки инновационных продуктов — камер видеонаблюдения, web-камер и терминалов профессиональной связи с функцией ГЛОНАСС.       

 

Вернуться в Медиа-центр

Логин Пароль
Забыли пароль?
Как зарегистрироваться?